Олег Архипов

Письма из Ивделя

В этом месяце исполнилось ровно десять лет, как я начал заниматься столь захватившей меня проблемой гибели группы Дятлова. Мой исследовательский старт в этом направлении начался в июне 2010 года. Пройден немалый путь и за данный период времени приобретён «багаж» удачных находок. За плечами: более пятидесяти командировок в Екатеринбург, десять - в Ивдель. Архивы, встречи, консультации, экспедиции. Десять лет беспрерывного поиска…    
Снова отмечу, что в октябре текущего года из печати выйдет моя новая книга «Письма из Ивделя» из серии «Смерть под грифом «Секретно». Несмотря на тот факт, что в начале марта мною было заявлено о завершении работы над текстом книги, с тех пор добавлено ещё много нового материала. Сейчас над текстом работает редактор и вскоре начнётся вёрстка книги. 
Публикую лицевую сторону обложки. Обратная сторона, как мне кажется, не уступает в оригинальности. Как только макет книги уйдёт в типографию, опубликую анонс.
Всем Удачи!  
    
 

 
Олег Архипов

Фундаментальный «прочнизм» заблуждений. Часть 2

Представляю вашему вниманию мой ответ на отзыв Е.В. Буянова по поводу книги С.Н. Согрина «Перевал Дятлова. О чём рассказали следы…». Отмечу сразу, что текст довольно объёмный и с ним будет интересно детально ознакомиться, прежде всего, персонам, которые интересуются гибелью группы Игоря Дятлова.
Рецензия Евгения Буянова на упомянутую книгу С.Н. Согрина: http://www.mountain.ru/article/article_display1.php?article_id=9256




Олег Архипов

Фундаментальный «прочнизм» заблуждений
Ответ на отзыв Е.В. Буянова по книге С.Н. Согрина «Перевал Дятлова. О чём рассказали следы…»

Продолжение. Часть 2. Начало:  https://arkhipovoleg.livejournal.com/77479.html


Евгений Буянов: «И Согрин, на мой взгляд, напрасно расхваливает и Архипова, и Варсеговых за их «титаническую работу», - они ничего толком не выяснили, а только «навели тумана» на события трагедии (впрочем, Согрин и ругает «Комсомольскую правду» в статье о «диванных версиях»). У них нет ни чёткой версии событий, ни доказательств её достоверности. Они роются в разных мелких фактах и недостоверных «версиях», пытаясь найти хоть один факт в пользу «криминала», - преимущественно, «криминала и нарушений властей», но не могут ничего найти. Они не умеют правильно проверять факты, выдавая непроверенные факты за «истину» и делая из них сенсацию, которая при проверке оказывается недостоверной. И они не могут увидеть крупные и важные факты, указывающие на достоверные причины трагедии, - их кругозор ограничен только криминалом…»

Олег Архипов: Замечательно. Вне всяких сомнений, Сергею Николаевичу, конечно, надо было бы проконсультироваться у Буянова по поводу положительных оценок определённым персонам… Но вопрос не в этом. Евгений Вадимович, будьте любезны, указать источник, страницу, либо минуту в хронометраже моего телевизионного выступления или видеоинтервью, в ходе которого бы я говорил о своей приверженности криминальным версиям. Везде, всегда и всюду я говорил и писал о том, что следов криминального воздействия на туристов не имеется. Поэтому, дорогой питерский друг, жду от Вас ссылку. В противном случае, вынужден буду в отношении Вашей персоны дать более конкретную оценку.

Евгений Буянов: «А Архипов «ходит вокруг да около» событий трагедии, исследуя биографии врачей, следователей и ещё каких-то второстепенных людей, практически не связанных прямо с событиями гибели группы Дятлова. Это – характерные поиски конспирологических причин (заговора, преступления и сокрытия улик) наподобие исследований «причастности» тех или иных людей к преступлению или к сокрытию улик. Именно Варсеговы (Наталья и Николай) и Олег Архипов – напускают «туман» на события трагедии и дезориентируют людей, не давая конкретных ответов. Если они не разобрались ни в чём сами, - чего они пытаются объяснить другим? Я вижу, что они постоянно используют непроверенные и просто ложные факты для своих статей и выступлений. Они работают с негодным материалом без понимания сути событий для создания мнимых «сенсаций» и утверждения «значимости» своих исследований…»

Олег Архипов: Буянов так ничего и не понял. Впрочем, неудивительно. Только человек, с крайне ограниченным пониманием приоритетности поставленных задач может не постесняться «сморозить» подобное вслух. Попытаюсь объяснить. Правда, фанатики не слышат. Но ничего. Сделаю это для понимания других людей…
Итак, есть две стороны медали. С одной стороны – наш общий друг, который яростно и неумолимо стремиться загнать общество в свой придуманный «сугроб» и сделать так, чтобы оно не дышало, не выглядывало из него и даже не пыталось анализировать и думать. Это же лишнее… А уж попытка искать и найти – равнозначна смертному приговору. Ведь придумана, притянута за уши версия. И Буянов гвоздями тщательно вбивает на ней слово «истина». И не беда, что буквы крошатся, кровоточат и ломаются. Он усиливает удары молотком. Берёт затем более тяжёлый молот и двумя руками наносит ещё более сокрушимые удары, задевая собственные ноги. Но нет времени кричать от боли, надо закусить губу и дальше вбивать «правду» этим конспирологам и «заблуждающимся». Надо бороться с их заблуждениями…надо…
Довольно. Надорвётесь, Евгений Вадимович. Люди с умственным развитием не на уровне морской свинки понимают разницу между мультиком и реальной жизнью. Между картинкой и внутренними правилами системы. А для того чтобы построить фактологический фундамент и сделать выводы необходимы поисковые и исследовательские действия. Надо знать правила системы, условия, в которых работали, к примеру, судмедэксперты и уровень практической судебно-медицинской службы конца пятидесятых годов. Следует работать с ветеранами органов прокуратуры и построчно разбирать т.н. «Уголовное дело без номера», которое большинство экспертов,   не числясь на день сегодняшний в «системе» (т.е. не будучи ангажированным), не признает за полноценное уголовное дело. И для полноты картины необходимо знать биографии лиц, сопричастных к следственным действиям в 1959 году. А как Вы хотели? Ах, да. Чтобы Вам подносили гвозди и поверили в сугроб…
И в итоге появилась моя монография «Судмедэксперты в Деле группы Дятлова» с положительной оценкой содержательной части среди профессионального сообщества (подчёркивая это красным маркером) судебно-медицинских экспертов и экспертов-криминалистов.
Да, действительно, я крайне скрупулёзно подхожу к сбору материала. 4 февраля текущего года я вернулся из 50-й по счёту командировки в Екатеринбург. В Ивдель у меня подобных исследовательских командировок – 10. И максимально ответственно подхожу к поиску, сбору и аналитике любого собранного материала. В особенности – документального. О рукописной записке прокурора Темпалова речь пойдёт далее. Потому как Вам следует кое-что «разжевать» более подробно.
Я как-то анализировал Ваши комментарии по поводу ивдельских особенностей на сайте, где Вы обустроили себе удобный «сугробик». И рассуждаете по поводу ивдельских и вижайских моментов, проявляя потрясающее незнание сути обсуждаемого вопроса. Но возразить Вам не могут или не хотят вследствие отсутствия знаний по этим вопросам. Если бы Вы работали в ивдельских архивах, то не делали бы элементарнейших ошибок. Удивительно, но человек, который всех поучает, бесконечно нудит и прыгает на трибуне критицизма сам является обыкновенным профаном. Он делает ошибки даже при написании фамилий (Георгий Владимирович Ганц, а не Ганс. В 2014 году во второй части «Смерть под грифом «Секретно» опубликовал его документы).
И который раз говорю Вам, не пишите больше, что Возрождённый работал патологоанатомом в СОБСМЭ. В областном Бюро не работали патологоанатомы. Исключение составляли совместители в малых городах области. Ещё в 2014 году я опубликовал данные из трудовой книжки Бориса Алексеевича. В 1959 году он трудился в должности судмедэксперта г.Свердловска (приказ №31 от 19 августа 1954 г).
Далее. К примеру, Вы совершенно ошибочно в своей книге издания 2011 года заявляете, что в Ивдельлаге было 8 отделений. Это не так. Поднимите приказы. На 1959 год их было пять! И соответственно в каждом были свои ИТК, вот это верно. И это помимо отдельных колоний и пересылки. В моей новой книге «Письма из Ивделя», а также в монографии «Судмедэксперты в Деле группы Дятлова» на основе указанных документальных источников дана реальная картина. Читайте Архипова с документальными источниками, а не Буянова, который работает с непроверенной информацией.
В этой истории ключевую роль играли люди, сопричастные к следственным действиям. И для более полного понимания картины необходимо знать внутренние правила именно той системы. Это к вопросу о выводах. Для Евгения Вадимовича, по-видимому, удобнее проводить время в его версионном «сугробе», лишь изредка показываться на поверхность, чтобы в очередной раз всех «заклеймить» и объявить о несостоятельности любых доводов и свидетельств. Право, но уже можно говорить о «буяновщине» как уникальном явлении…

Евгений Буянов: «Выступали: Кунцевич Ю.К, Согрин С.Н., Будрин А.Д., Фадеев. С., О.Архипов, Мария Григорьевна…»

Олег Архипов: Вы (Буянов) даже в таком малом фрагменте не можете обойтись без ошибок. Порядок выступлений на Конференции-2020 был следующим: Кунцевич Ю.К., Архипов О.Н., Согрин С.Н., Будрин А.Д., Фадеев С.А. и т.д.
Прекрасно отдаю себе отчёт в том, что вызываю у Вас «изжогу». Ничего страшного. Идёт настоящая борьба. Наберитесь терпения, друг мой!
По поводу лавинных «особенностей» и связанных с ними моментов останавливаться здесь не буду, т.к. уделяю этому внимание на страницах своей новой книги «Письма из Ивделя». Хотя на некоторые моменты не могу не обратить внимание.

Евгений Буянов: «Наличие у группы двух курток и пяти предметов обуви показывает, что раскопка палатки велась, но через слой плотного снега достать отдельные вещи удалось только через дыры в палатке, - ткань палатки тоже мешала извлечению вещей из-под слоя снега. Раскопки голыми руками были очень трудными, а опасность быстрой гибели группы от холода и ветра, - очень серьёзной. Особенно это касалось раненых участников. Незащищённые руки у всех (и особенно у тех, кто раскапывал палатку) уже схватывало холодом, и при дальнейших раскопках они могли быстро отказать, а без рук – быстрая гибель. Раскопки могли быть затруднены тем, что ветер сгонял на палатку вышележащие куски «снежной доски, уничтожая результаты раскопки…»

Олег Архипов: Зачем же всё доставать руками? Можно распинать этот снег ногами. Как коренной сибиряк могу сказать, что так и делалось во многих случаях. Мы никогда не трогали снег руками. Но в вашей «теории» опытные туристы уходят вниз. А потом возвращаются поодиночке к палатке. Видимо, доделать ту работу, с которой не справились ранее. И где, спрашивается, тот мощный пласт снега, который сошёл на палатку? К моменту обнаружения палатки – вниз по склону «убежал»? 
Ваши рассуждения и выводы о местоположении трупов последней четвёрки мало убедительны. Они были найдены в шести метрах от т.н. настила. Вы предлагаете в своей книге «решение» - трупы сползли при таянии снега. При этом одежда туристов осталась удивительным образом на месте. Только в постановлении о прекращении дела странным образом «сплывает» т.н. нож Кривонищенко. Экспертизы по части срезов на ельнике не проводились. Хотя в СНИКЛ были обязаны отправить концы срезанных деревьев. Кстати, и в СНИКЛ я тоже к своему огромному удовольствию поработал.
Фотографии, находящиеся в «УД без номера» удивительнейшим образом сделаны не по правилам судебной фотографии. Об этом мне прямо сказали ветераны органов прокуратуры, которые в своё время работали прокурорами-криминалистами. Я изучал архивные дела той поры. Подход был очень детализированный и серьёзный. И даже в фотоматериалах более ранних по временному периоду УД снимки и таблицы отличались профессионализмом.
Хорошо, не будем говорить о Василии Ивановиче, вспомним Льва Никитича. Он же был прокурор-криминалист, а значит – наставник. Он просто не мог пройти мимо таких вопиющих нарушений. По части деятельности прокуроров-криминалистов в моей книге «Прокуратура Тюменской области. 75 лет служения Отечеству и Закону» (издательство «Вектор Бук», Тюмень, 2019) отведена отдельная глава. Более полугода я работал в архиве областной прокуратуры, друг мой. И на основе сугубо документальных источников имею объективные представления о деятельности прокуратуры в пятидесятые годы.
И ведь Вы не отрицаете, что представители группы Шумкова-Владимирова наблюдали полёт сигнальной ракеты (что уже не может не радовать)? О дате пока говорить не будем. Группа Дятлова на тот момент уже погибла. Тогда, в таком случае, кто запускал эти сигнальные огни и для кого? Только не говорите про охотников. Может, трупы дятловцев уже были обнаружены? Добавлю, что на 1959 год ракетниц в свободной продаже не было.
Вы говорите о «ракетных обломках». Условно говоря, что ракетные обломки никто и никогда не собирал, поэтому в случае причастности ракеты к гибели туристов эти обломки в большом количестве должны были находиться на месте происшествия.
Но имелась нормативная база, и даже существовал на сей счет документ. Речь идёт (к примеру) о приказе Министра обороны СССР «Об усилении режима и охраны секретности в ракетных учреждениях и воинских частях» № 172 от 02.08.1957. В ч. 2 п. 5 которого содержалось указание: «во время испытаний и учебных стрельб принимать немедленные меры к установлению мест падения остатков от ракетного и реактивного вооружения, их своевременному сбору, охране и доставке в места, отведенные для их хранения». Сейчас этот приказ, ранее имевший гриф «Совершенно секретно», рассекречен и опубликован. Но, разумеется, в 1959 году он имел секретный характер, и все мероприятия по его исполнению также. Так что обломков на месте происшествия быть просто не должно…

Евгений Буянов: «СМЭ подтвердил выводы Корнева о возможности самостоятельного перемещения раненых Дубининой и Золотарёва с полученными ими травмами и подтвердил, что, по всем признакам, травмы были получены в палатке, а не где-то внизу. Травмы были получены в результате компрессионного сдавливания Дубининой и Золотарёва (травмы рёбер) и силового воздействия тупых и твёрдых предметов – в случае черепных травм Тибо и Слободина…»

Олег Архипов: Возрождённый не указал состояние концов и краёв повреждений, в том числе, и посмертных дефектов. Определённый промежуток времени Людмила Дубинина могла двигаться сама. Но подобные активные действия ограничивались минутами: по мере нарастания кровопотери эта способность утрачивалась. Однозначно высказаться о травматических причинах смерти Дубининой нельзя. В актах СМЭ не отображено смещение рёбер у пострадавшей.
У Люды Дубининой Возрождённый нашёл кровоизлияние на передней поверхности сердца и трактует его как ушиб. Труп гнилостно изменён и пролежал большое количество времени в талом снегу, и, в таком случае, могло сохраниться кровоизлияние в области переломов рёбер. У Ганца и Возрождённого нет никаких описаний. Если бы это было прижизненное кровоизлияние, то при той же покраске по Перлсу произошло высвобождение железа. Т.е. при покраске на железо могло быть голубое покрашивание. Вот тогда это дало было бы возможность говорить о прижизненных кровоизлияниях. А при таких условиях неизвестно почему изменённый в окраске миокард Борис Алексеевич трактует как ушиб сердца. Причём, констатирует, что это сделано рукояткой грудины. Если переломы прямые, то это возможно. Но, если конструкционные (непрямые), тогда это невозможно.
Трудно сказать каков был профессиональный уровень Бориса Алексеевича Возрождённого на 1959 год. Опыт на обсуждаемый нами период у Возрождённого и Ганца был не великий – 5 лет. В дальнейшем, они зарекомендовали себя как серьёзные специалисты. В случае объективного внимания на уровень судебной медицины пятидесятых, хотелось бы отметить, что изданные к тому времени труды по травматологии под редакцией В.В. Гориневской были и в более поздние годы настольной книгой для специалистов. Борис Алексеевич по ряду только ему известных причин не указал состояние концов и краёв повреждений, в том числе, и посмертных дефектов. Морфологические особенности не отмечены. Сейчас практически невозможно в точности дать им объективную оценку.
Ни у Дубининой, ни у Золотарёва, понять нельзя, что там, в действительности, произошло. У той же Гориневской (настольная книга на тот момент Возрождённого) показана схема образования прямого и непрямого перелома рёбер. Если рассечь межрёберные мышцы и обломки проваливаются вниз в полость грудной клетки, то, скорее всего, имеет место непрямой перелом – сгибательный. А прямой перелом он разгибательный. Т.е. рёбра и обломки рёбер будут легко поворачиваться наружу.
Травма Тибо по-своему уникальна. Образование дефекта произошло следующим образом. Обломки черепа провалились в мозг и должны были находиться на твёрдой мозговой оболочке. Чтобы их обнаружить, нужно было гнилостное мозговое вещество прощупать руками. Возрождённый не стал этого делать. Причина травмы Тибо-Бриньоля – ударное воздействие тупым твёрдым предметом с преобладающей широкой контактной поверхностью, либо удар о подобную контактную поверхность. 
Как видно из акта СМЭ кожные покровы в области перелома костей свода черепа не повреждены, поэтому костные фрагменты, которые выкрошились и образовали дефект костной ткани округлой формы должны были прилегать к кожно-мышечному лоскуту головы с внутренней поверхности, либо находиться в полости черепа на неповреждённой твёрдой мозговой оболочке. Упоминаний о повреждении твёрдой мозговой оболочки в актах СМЭ не имеется.
Травма Рустема Слободина: посмертное растрескивание в результате воздействия низкой температуры. По швам и где началось лопаться, разошёлся теменно-височный шов с двух сторон. И с одной стороны по направлению к продольному шву отходит линейная трещина от распора костной ткани изнутри (промерзание головного мозга). См. результаты (акты) проведённых в СОБСМЭ комиссионных СМЭ в период с 21.01.2000 г. по 15.02.2000 г. на основании постановления зам. начальника отдела прокуратуры Свердловской области по надзору за расследованием особо важных дел и ОРД Чупина Ю.В.
Это экспертизы № 8,9,10,11 в отношении потерпевших Дубининой, Золотарёва, Слободина, Тибо-Бриньоль. Судебно-медицинская экспертная комиссия (под руководством Г.А.Вишневского, с которым я немало консультировался) провела экспертизы по материалам прекращённого уголовного дела. Данные акты были получены мной в декабре 2014 (обнаружены в СОБСМЭ в октябре 2014 г.) и опубликованы в монографии «Судмедэксперты в Деле группы Дятлова» в начале 2015 года. Указанную монографию рекомендую Вам прочесть из-за эксклюзивного материала, наработанного мною в Ивделе и во время работы в СОБСМЭ. Помимо этого, главным моим консультантом являлся Н.Б.Гаврилов (стаж работы в танатологическом отделении Бюро – 46 лет), работавший вместе с Б.А.Возрождённым и Г.В.Ганцем. Профессиональные судебные медики положительно отзываются о данной монографии…
      Теперь о главном. Раз Вы не в состоянии связать разные обстоятельства и все они у Вас в итоге приходят к сугробу, то на бумаге для читателей попытаюсь популярно объяснить, что сейчас происходит.
Началом конца т.н. «дятловедения» послужила моя находка рукописной записки прокурора г.Ивделя В.И. Темпалова от 15 февраля 1959 года. Вряд ли бы состоялась прокурорская проверка, если бы не этот документ. Об этом говорил и бывший представитель Генеральной прокуратуры А.Куренной, а также и теперь уже бывший начальник управления по надзору за исполнением федерального законодательства прокуратуры Свердловской области советник юстиции А.В. Курьяков во время состоявшегося 4 февраля 2019 года брифинга с журналистами в Екатеринбурге. Курьяков (не Кирьяков, как Вы местами пишите) назвал этот документ – «очень сильным аргументом».
Появление данной записки и её публикация на страницах «Комсомольской правды» вызвало огромный общественной резонанс. Раздавались вопли, крики и даже обвинения меня в фальсификации, пока не были размещены итоги почерковедческой экспертизы и научно-технической экспертизы, которые были проведены в сентябре 2018 года в Уральском региональном центре судебной экспертизы (бывшая Свердловская НИКЛ, где в апреле 1959 года Г.Е. Чуркина проводила исследования палатки).
Крики идут со стороны «деятелей», водрузивших «флажок» своих версий на весьма зыбком «материале». И, разумеется, появление новых документов (этот великолепный сюжет ещё впереди) приводят к истерике персонажей, которые не хотят оставаться в истории подобно Николаю Антоновичу Татаринову.
     Я никогда не отстаивал ту или иную версию. Я искал, разбирался и снова искал. Без опоры на версию. Считал и считаю, что не все документы, связанные с гибелью группы Дятлова открыты. И один такой документ привёл, так или иначе, к прокурорской проверке.
Представитель прокуратуры озвучил мнение по поводу даты в записке. И это дата – якобы апрельская. Архив Владимира Коротаева я получил в 2016 году. Фотоскан записки был опубликован в 2018. Всё это время, работая в Ивделе, я искал подтверждение или опровержение даты, исходя из документальных данных по Реебу.  И журналисты КП также не смогли найти однозначного ответа. Лишь представители областной прокуратуры на брифинге озвучили источник, из которого они сделали свой вывод. Документ не был опубликован. Приговор Адаму Ивановичу Реебу также не был продемонстрирован. А Вы что проверяли Буянов, сидя в своём сугробе?
Если исходить из «апрельских тезисов», то получается совершенно не реальная картина. Допрос начальника 8-го отделения Ивдельлага З.Г. Хакимова о переносе контрольного срока возвращения группы Дятлова в середине апреле был совершенно не нужен, т.к. об этом аспекте говорилось в докладной московских мастеров, датированной мартом месяцем. Протокола допроса Закия Хакимова в «УД без номера» не имеется. И что за зам. прокурора приезжал в апреле в Свердловск? Ураков приезжал позднее. Пока никто не ответит на это вопрос. И Вы вновь чувствуете себя в укромном сугробе достаточно уютно. Но только пока, мой дорогой друг…
Очень многим выгодно, чтобы прокурор Темпалов в 1959 году ошибся. «УД без номера» - просто юридический «бенефис» Темпалова. Василий Темпалов был допрошен в качестве свидетеля 18 апреля 1959 года (л.д.309-312). И согласно законоположению УПК после этого должен был "выбыть" из числа лиц, производящих расследование этого дела. Это законоположение было отражено в ст.122 УПК РСФСР 1923 г., которая отсылает к основаниям, исключающих участие в деле следователя, если тот принимал участие в этом деле в качестве свидетеля (ст.43, 45). Невыполнение этого требования - серьезное нарушение, влекущее далеко идущие последствия. И это известный юридический нюанс.
При этом 6 мая 1959 года Василий Иванович Темпалов проводит на местности осмотр обнаруженных трупов (последняя четвёрка) и составляет протокол. Любопытно, но подобное нарушение требований УПК остается "незамеченным" (и безнаказанным), несмотря на то, что дело побывало в прокуратуре РСФСР и Прокуратуре СССР…
По записке прокурора Темпалова последнее слово будет за следователями СК РФ. Но сегодня можно сказать только одно. Записка сыграла свою ключевую роль. Была начата прокурорская проверка, которая, правда, по-видимому, завершилась ничем. До сих пор её итоги и результаты не были озвучены. Вы, Евгений Вадимович, в письма от 24 марта назвали записку «злосчастной». Выглядывая из Вашего сугроба она, действительно, кажется «злосчастной». Именно с неё очень многое и началось…
Если бы не юридические инициативы и действия, которые ведёт наша общественная коалиция во главе с адвокатом Евгением Черноусовым, то результаты, скорее всего, уже были бы озвучены. И опять же, скорее всего, всё было бы списано   на природные явления с одновременным необоснованным обвинением участников похода в халатности и ошибках.
     Но активная часть гражданского общества против «назначения» «дежурной» и удобной для некоторых лиц версии гибели туристов в 1959 году. А сейчас, Буянов, сугроб растаял, превратившись в холодные слёзы «неразделённой любви». Не будет никакой лавины. Не рассчитывайте. Лавина скончалась. Умерла.
  В нашу общественную коалицию входят: Е.А. Черноусов, С.Н. Согрин, П.И. Бартоломей, О.Н. Архипов, Ю.К. Кунцевич, Т.А. Перминова (Дятлова) и другие неравнодушные и инициативные люди. Мы выступаем с гражданской инициативой о возбуждении нового уголовного дела по факту гибели группы Дятлова. Впервые на общественной платформе объединились родственники погибших ребят (у адвоката Черноусова доверенность на представление их интересов), участники поисковых работ 1959 года, друзья и товарищи дятловцев, активисты Фонда «Памяти группы Дятлова», исследователи. Только в рамках нового уголовного дела можно провести ряд экспертиз, включая судебно-медицинские исследования (после эксгумации) в стенах лабораторий СОБСМЭ, а также историко-архивные экспертизы. В этом заключается наша принципиальная позиция, и мы не сдадимся.
  Помимо этого мы добились прекращения съёмок телевизионных шоу-программ, лишь косвенно посвящённых тематике и транслирующихся на первом и втором каналах. Наша работа ведётся практически в постоянном режиме и впереди новые шаги. 

Евгений Буянов: «Добиваться нового возбуждения «Дела» с поиском улик неизвестно где – бесполезно. Никто не позволит рыться в секретных архивах, - такие действия в ФСБ всегда воспримут, как попытку «взлома» хранилища секретной информации. В одном из писем «для полноты картины» проверки я предложил прокуратуре СО отправить запрос в архивы ФСБ о наличии какой-либо информации о событиях трагедии группы Дятлова, - чтобы успокоить сторонников «техногена» и «происков спецслужб». Ответ оттуда, скорее всего, будет отрицательным. Там, в «архивах» могут быть какие-то отдельные документы о «пресечении слухов» насчёт наблюдений испытаний ядерного и ракетного оружия, которые имели место и о действиях властей, но не более того. Никакого «другого дела» там нет – параллельные расследования не велись…»

Олег Архипов: Вот так вот. Не больше и не меньше. Буянов и по части секретного делопроизводства тоже «специалист-прочнист». Не надо «взламывать» хранилища секретной информации, говорит Евгений Буянов. Не следует. Зачем вам всё это? Примите мою версию. И всё. Жить будет проще. И веселее. В сугробе хорошо. «Истина конкретна».
Отправить запрос в РУ ФСБ о наличии информации? Чтобы успокоить. Угу…
Как человек, работавший долгое время с административными и силовыми органами прекрасно знаю - какой ответ придёт. Любой, кроме содержащего объективную информацию. Зачем манипулировать сознанием и передёргивать такие явные моменты? И вот только не надо предположений в стиле писателя-фантаста об «отдельных документах о пресечении слухов…»
Ваше подчеркивание «союзников» поистине умиляет. Особенно про С.Я. Шкрябача, который в своих, подчеркну особо, не официальных выводах, наделал массу фактологических ошибок. Совершенно понятен этот ход. Но, уверяю Вас, при официальном ходе расследования со стороны СК РФ будет дан совершенно иной «расклад» и прочтение отдельных моментов дятловской трагедии, скорее всего, будет сильно отличаться от мнения упомянутого в данном случае эксперта (исследователя), а не официального лица.   
Сколько угодно Буянов может кричать, выражаясь драматическим языком, голосом «комической старухи» о заблуждениях, «правде и неправде», о сугробе и учить всех материальной части, в большинстве направлений, в которых он ничего не смыслит, а только проявляет поразительную невосприимчивость и самую настоящую «твердолобость» (увы, по другому и не скажешь), столь необходимую для защиты собственной версии. В этом, по-видимому, и заключается «прочнизм» Евгения Буянова. Он демонстрирует его годами. Везде и всюду. Повсеместно.
Евгений Вадимович, мы прекрасно понимаем, с какого уровня задачей мы сталкиваемся. Но мы идём вперёд и будет идти далее несмотря ни на что. Нами движет острое желание дойти до истины в этом вопросе. Ради погибших ребят, ради их памяти. Мы не играем, не выигрываем или проигрываем, не отстаиваем, мы боремся. И намерены продолжать свою борьбу.
И поэтому я завершу данный обзор лозунгом, который привёл на странице одной из своих книг ещё в 2013 году:

                                                      Группа Дятлова – Навсегда!
   



                  
Олег Архипов

Фундаментальный «прочнизм» заблуждений

Представляю вашему вниманию мой ответ на отзыв Е.В. Буянова по поводу книги С.Н. Согрина «Перевал Дятлова. О чём рассказали следы…». Отмечу сразу, что текст довольно объёмный и с ним будет интересно детально ознакомиться, прежде всего, персонам, которые интересуются гибелью группы Игоря Дятлова.

Рецензия Евгения Буянова на упомянутую книгу С.Н. Согрина: http://www.mountain.ru/article/article_display1.php?article_id=9256


Олег Архипов

Фундаментальный «прочнизм» заблуждений
Ответ на отзыв Е.В. Буянова по книге С.Н. Согрина «Перевал Дятлова. О чём рассказали следы…»


Часть 1


    
    Энергия, усердие и фанатизм Евгения Вадимовича Буянова в продвижении собственной версии не может не удивлять. С одной стороны этот питерский исследователь оформил собственную версию в виде изданной книги (претерпевшей несколько изданий). И все последующие годы яростно отстаивает свою правду. Он неоднократно заявлял (и в нашей с ним переписке и в отзывах, в том числе, и на мои книги), что никто-ничего-не-понял в 1959 году. Ни Иванов, ни Возрождённый. Никто. Все заблуждались и заблуждаются. Только он один несёт факел истины. Область своего личного мнения и гипотезу Буянов со всей личной уверенностью пытается воздвигнуть на пьедестал единственно верного прочтения произошедших событий. «Истина конкретна!» - кричит Евгений Вадимович. 
Гражданин Буянов «прописался» на постоянное место жительство в эфемерном, придуманном им в виде собственной «вселенной» сугробе, в котором, как я уже говорил во время одного телевизионного эфира, агрессивно стремится «оформить» и дать постоянную «прописку» нам всех. Против нашей воли и согласия. Его фанатизм поражает. Кто с ним не согласен тот сразу становится конспирологом. Это главная «козявочка», которую с особой страстью Евгений Вадимович навешивает как горящий ярлык на лацкан пиджака своего оппонента. При этом конспирологами следует признать практически всех лиц, сопричастных к следственным действиям в 1959 году. А это Л.Н. Иванов, Е.Ф. Окишев, Б.А. Возрождённый (прочитайте протокол допроса, л.д. 381-384 с его выводами о травмах). Потому как убеждает нас Евгений Буянов: эти лица не разобрались в произошедших событиях в 1959 году, а он смог это сделать спустя полвека. Не увидели они на месте происшествия «лавины предательской след», а он, усердный питерский физик, обнаружил его (след), засвидетельствовал и «арестовал». Он посадил его в позорную «клетку» и демонстрирует всем нам, которые подвержены глубоким «заблуждениям, выдумкам и лжи» и самому главному пороку – не принятию его выстраданной и придуманной им версии.
Больше всего Евгений Вадимович, примеряя виртуальный академический «колпак», любит учить всех основам исследовательской деятельности, материальной части «УД без номера» (далеко не полного «вестника» произошедших событий), различного рода знаний и «строчить» отзывы на изданные книги, при этом сам в ряде вопросов является обыкновенным дилетантом и откровенный профанизм его иных высказываний просто поражает. В итоге подобный виртуальный «колпак», увы, становится «колпачком Дуримара».
Вот и Сергею Николаевичу Согрину он указывает на явные «ошибки». Не беда, что Сергей Николаевич консультировал официальное следствие в 1959 году, был на месте происшествия и видел картину собственными глазами. Ничего, он «заблуждается», потому, как активно не поддерживает версию Буянова. 
Надеюсь, что Сергей Николаевич простит меня, что я оставлю несколько строк для нашего питерского друга, потому как он (Буянов) и мой электронный адрес включил в число адресатов. За себя Сергей Николаевич ответит сам, если, конечно, посчитает нужным. Я же, воспользуюсь случаем (за что искренне благодарю Е.В. Буянова), чтобы внести некоторую ясность отчасти тезисов, в которых упоминается моя скромная персона.
Итак, оседлаем на некоторое время лавинные «салазки», поднимем флажок «19 аномального пика солнечной активности» и прокатимся с ветерком по свежему снежку с нашим «учёным» гидом по кривым закоулкам его фантазии, проследив дивность буяновских «почеркушек». Далее выделяю пунктиром текст уважаемого Евгения Вадимовича, и следом идут мои собственные комментарии.

Выдержки из отзыва Евгения Буянова на книгу Согрина С.Н.
«Дело» прокуратуры по всем признакам – достоверное, хотя в нём встречаются ошибки, как и практически во всех документах подобного рода, - тем более в таких «делах», которые не удалось расследовать до конца. Ясно, что ошибочная дата на новой обложке «пришла» на неё с ошибки-описки Чудинова при допросе свидетеля Попова – вместо «6 марта» была дважды написана дата «6 февраля» (на листе 48 дела). И по архивным правилам вся папка была датирована датой самого раннего документа. Понятная ошибка, которой не стоит придавать значение. Отсутствие же номера у «Дела» говорит о том, что следователи с самого начала обоснованно сомневались в том, что группа Дятлова погибла от криминального преступления. Поэтому и не присвоили номер, - чтобы потом официально не закрывать «Дело» путём непростой и длительной процедуры, доказывая, что никакого «криминала» в «деле» нет. Просто таков тогда был порядок рассмотрения подобных дел. А конспирологи на основе таких мелких и непроверенных фактах пытаются доказать наличие «преступления властей, которые, якобы, знали о трагедии группы Дятлова ещё до начала её поисков. Такая же ошибка в дате присутствует и в записке Иванова, обнаруженной О.Архиповым…»

Олег Архипов: Евгений Буянов говорит о признаках, что дело достоверное. Не совсем понимаю, что такое – «достоверное»? Не вызывающее сомнений и подлинное? Лично я нигде и никогда не говорил, что материалы «УД без номера» сфальсифицированы. Они настоящие. Правда, в нём присутствуют, в том числе, не первые копии. И отсутствует ряд очень важных документов. Чтобы не повторяться, приведу слова из своего письма от 23 июня 2019 года, что ранее отправлял в адрес того же Евгения Буянова:
«Что касается моей принципиальной позиции. Пока общественность не будет ознакомлена с гистологическим исследованием по первой пятёрке, что провёл Г.В.Ганц и, главное, результатами химической экспертизы, которую провели Чащихина и А.Я. Дёминова, то говорить о какой-либо «окончательной» версии не имеется возможным. Даже фрагменты внутренних органов были изъяты при определённых обстоятельствах из судебно-химического отделения СОБСМЭ (Р.Люксембург, 37). В «УД без номера» акта о химическом исследовании не имеется, как и гистологии по первой пятёрке, при наличии расписки П.Г. Чащихиной (л.11 Наблюдательного производства) о получении фрагментов внутренних органов (первой пятёрки). Пока не будут известны все результаты, включая упомянутые выше экспертизы, и материалы Дела оперативного сопровождения со стороны РУ КГБ СССР по СО, то формирование окончательных выводов по делу о гибели группы И.Дятлова – являются, на мой взгляд, глубочайшей ошибкой…»
В письме Е. В. Буянову от 24 марта 2020 года продолжаю поднятую очень важную тему:
«О факте изъятия актов химической и гистологической экспертизы (по первой пятёрке) и фрагментов внутренних органов (первой пятёрки) меня проинформировали со стороны руководства Бюро ещё в мае 2014 года. Если внимательно изучить акты вскрытия, что провёл Борис Алексеевич, то можно легко выделить какие фрагменты внутренних органов погибших туристов он отправил на химическое и гистологическое исследование. Вы думаете, что решение Возрождённого было саботировано? Нет, экспертизы были выполнены. Их результатов в Деле нет. Мне в СОБСМЭ сказали, как это происходило. И не забывайте, что я опрашивал Д.С. Ростовцеву. В 1959 году она работала в танатологическом отделении областного Бюро вместе с Борисом Возрождённым. Если Вы что-то не знаете, Евгений Вадимович, то это не значит, что этого факта не было…»
Отрываюсь от цитаты и в продолжение поднятой Вами (Буяновым) теме акцентирую внимание, что я говорю о Деле оперативного сопровождения и деле оперативного учёта. Увы, Вы совершенно не понимаете разницы между делами учёта и оперативного сопровождения и уголовными делами. Подследственность при расследовании этого трагического происшествия была со стороны органов прокуратуры. И в этом нет никакого сомнения. Но оперативное сопровождение, как и в подавляющем ряде случаев, было со стороны региональных сотрудников КГБ. Поймите Вы этот простой факт, что речь идёт не о параллельном расследовании!

В ответном письме от 24 марта 2020 года в адрес моей скромной персоны Евгений Вадимович Буянов в своём излюбленном поучительном стиле рассматривает следующий момент: 
«Вы связываете отсутствие каких-то документов в деле (например, гистологичские исследования) с конспирологическими причинами. Но это - недоказанный факт, - ведь причины отсутствия документов могли быть самыми разными. В том числе следователи могли исключать документы, которые им не приносили информации, которые секретарь по каким-то причинам не подшил к делу (случаи потери документов - не редкость и не редкость, когда они попадают "не туда", - особенно если это малозначимые документы…)

Олег Архипов: Поразительная попытка манипуляции сознанием! Это акты судебно-химической и гистологической экспертизы не приносили пользы и являлись малозначимыми документами??? Просто неслыханно! Евгений Вадимович, Вы напоминаете бойца Шаолиня, у которого сломалось бамбуковое копьё, и он далее сражается зубочисткой. В «УД без номера» уйма различного «проходного» материала. Но многое входит в «дело». Входит даже после постановления о прекращении расследования  (28 мая) – акт гистологического исследования по последней четвёрке (от 29 мая), который у коллег Георгия Владимировича Ганца по СОБСМЭ вызвал крайнюю степень недоумения, когда они с ним ознакомились. Потому как он (акт) совершенно не информативный. Совершенно! По нему нельзя сделать никаких выводов. Мне прямо было заявлено, что начальник СОБСМЭ проф. П.В. Устинов не принял бы подобные бы материалы исследования. А это говорит только об одном: он составлялся ради проформы.
Кстати, Георгий Владимирович, да будет Вам известно, приказом №36 от 1 июля 1961 года был назначен на должность заведующего отделением по исследованию трупного материала СОБСМЭ. Это гистологическое отделение. Но назначен он был уже новым начальником Бюро – А.П. Кочеврягиной. Но вряд ли Ангелина Павловна (я и часть её личного архива нашёл) назначила бы слабого специалиста на эту должность.
Евгений Вадимович, в Этом Деле столько интересного! Выбирайтесь Вы из своего укромного сугроба на свежий воздух. Дышите полной грудью, думайте… 
Вы не работали с исследовательской целью в СОБСМЭ, а я был в Бюро около десятка раз. И это важнейший пункт моих исследований. Зайти с исследовательской миссией в подобное заведение совсем не просто. Но мне удалось это сделать.
Вам не надо было «стучать» в двери кабинетов судебных медиков в Питере, а, прежде всего, попытаться войти в СОБСМЭ. Там бы Вам ветераны практической судебно-медицинской службы, которые работали с Возрождённым и Ганцем, объяснили многие интересные моменты, помимо этого, возможно, и рассказали о некоторых нюансах, которые происходили при расследовании Этого Дела. Но Вам же этого не надо. Вы воздвигли сугроб. И для Вас данная исследовательская территория всегда будет «Terra Incognita» («пасую» Вам обратно Вашу «шайбу»).            
И не скрывалось, что после изъятого акта гистологического исследования, которое провёл тот же Ганц, было указано в каком «ключе» необходимо работать далее. И трижды кричу Вам в ухо, дорогой друг, мне было сказано об изъятии фрагментов внутренних органов, которые итак в те времена хранились в холодильниках непродолжительный период времени! Если результаты исследований не несли ничего необычного, то с какого перепугу стали бы изыматься даже фрагменты внутренних органов из холодильника?! Были бы природные причины гибели туристской группы, то попали бы акты в «дело». И никто, слышите, никто не стал бы изымать фрагменты органов из Бюро! И не обсуждали бы мы сегодня столь щекотливые моменты. Так что, Евгений Вадимович, данный момент очень серьёзен для изучения. И как аргумент - он острый, подобно индейскому томогавку и перевесит сто «пиков аномальной активности», которыми Вы «гремите» аки «погремушкой». Поэтому, можно рассматривать Ваши слова, как очередной аккорд мракобесия. И не иначе.        
Добавлю, что также отсутствуют и постановления о проведении СМЭ. И было бы замечательно, если бы Евгений Вадимович продемонстрировал ещё одно уголовное дело без статьи УК, по которому оно было возбуждено. Дело, у которого нет номера и нет статьи – это не дело, а подобие накопительной «папки» или сборник краеведческой направленности. 
На типографском бланке постановления о возбуждении уголовного дела,  после слова,  «постановил» на типографском бланке имеется «ст.», то есть по какой статье возбуждено УК. В нашем случае – абсолютное молчание.
Не говоря о том, что постановление о прекращении «уголовного дела по факту гибели туристов в районе г.Отортен» является незаконным. Иначе, вследствие чего была бы начата прокурорская проверка со стороны надзорного органа Свердловской области?  
И главное, хотелось бы узнать у Евгения В. Буянова: на основе каких УД он делает подобные выводы? С какими уголовными делами периода пятидесятых и  шестидесятых годов он работал в архивах? Или ему об этом опять кто-то об этом рассказал? По-видимому, господин Петров? Кстати, прекрасно помню его присутствие на страницах Вашей книги, которую я читал. Когда спрашивал о том, «кто такой Петров?», то имел в виду, что это не единственный эксперт в нашей стране, со своим мнением по поводу обсуждаемого вопроса.
Удивительный подход. Всё что рассказали Буянову его источники – это правда. Другие же источники на полном серьёзе провозглашаются Евгением Буяновым – недостоверными. Их сведения, воспоминания…

Факты, по-видимому, просятся в суп «буяновской похлёбки» из следующего обстоятельства, которое он также отметил 24 марта текущего года в письме:
Евгений Буянов: «Петров же написал, что по этому делу "лгут много", и что он не желает "лить воду на мельницу врунов" (смысл его ответа был таков. "Дело" он проверил (по моей полной копии), и сделал вывод, то никакого "криминала" в истории группы Дятлова нет. Поэтому  вся конспирология - несостоятельна…»

Олег Архипов:  По поводу конспирологии. При всём уважении, но, если неизвестный мне Петров сделал определённый вывод на основе далеко неполных сведений, то это совсем не значит, что мы должны принять данное утверждение как единственное верное. Это лишь мнение. У меня за все годы занятия темой наработан большой экспертный состав: ветераны практической судебно-медицинской службы, органов прокуратуры, МВД и спецслужб. У этих профессионалов совершенно иное мнение, чем у адвоката Петрова. И потому как эти люди работали в Свердловске. И имеют багаж более серьёзной фактологии по событиям 1959 года. И уж если всерьёз говорить о конспирологическом «следе», то начинать следует, друг мой, отталкиваться от воспоминаний одного известного теперь на весь мир прокурора-криминалиста и зам. начальника следственного отдела прокуратуры СО. А это просто сплошная «конспирология». От первоисточника, что называется.
Далее. По цифре «6». Старые октавы на полузабытой «дудочке». Начальника Полуночного ПОМ капитана (на тот момент) Леонида Михайловича Чудинова у нас всегда любили «наряжать» в потёртый китель какого-то милиционера, «начудившего» с датой. Что, дескать, он ошибся. Но 4 февраля 2019 года на брифинге с журналистами в Екатеринбурге (в этом городе Евгений Вадимович неоднократно бывал; вкушал там местные пельмени и посещал музей В.С. Высоцкого)  начальник управления по надзору за исполнением федерального законодательства прокуратуры Свердловской области советник юстиции А.В. Курьяков  отметил, что протокол допроса начальника части связи Вижайского лесоотделения В.А. Попова совсем из другого дела. И речь не шла об «описке» в датировке даты допроса. Но из этой плоскости вытекает следующий вопрос: из какого именно дела? И почему в указанный период времени со стороны правоохранительных органов был явный интерес по части туристских групп, проходящих в той местности? Но ответа на этот и другие вопросы, не исключено, что мы пока не получим. Андрей Валентинович получил повышение. Видимо, очень вовремя.
Теперь по упоминаемой Буяновым записке Иванова. Никакой записки Иванова я не находил. В переданном мне 11 сентября 2016 года в Екатеринбурге частном архиве следователя по особо важным делам прокуратуры Свердловской области В.И. Коротаева находилась рукописная записка прокурора В.И. Темпалова. По-видимому, Евгений Вадимович, как это часто у него бывает, опять всё перепутал. Но как можно перепутать прокурора-криминалиста областной прокуратуры и прокурора города Ивделя - не совсем понимаю. Скорее всего, лавина основательно «придавила» в голове у питерского теоретика даже элементарные данные и в итоге появляется подобная «мешанина».

Из доклада Евгения Буянова на Конференции-2020:
«Позицию адвоката Евгения Черноусова, который считает, что необходимо возбудить «уголовное дело» я считаю неверной и необоснованной. Для этого нет оснований, - нет ни улик, ни достоверных свидетельств, ни документов, которые указывали бы на наличие состава преступления. На основе чего и против кого он намерен строить обвинение? А те, кто требуют искать преступление – являются конспирологами потому, что ищут «заговор, преступление и сокрытие улик» какими-то людьми, причастными к техногенной катастрофе. Поэтому весь «техноген» здесь связан и с какой-то непонятной «конспирологией», скрытой в «секретных архивах…» (Доклад Е.В. Буянова на 61 годовщину)
Из письма Евгения Буянова от 24 марта:
«В частности  "делам", в которых изначально не просматривается наличие состава преступления, официальный номер не присваивается. Для того, чтобы не закрывать "Дело" очень непростой бюрократической процедурой. Так тогда обстояли реальные условия работы в прокуратуре - и ему это известно. Так что Вы напрасно озабочены "отсутствием номера"…» 

Олег Архипов: Раз Вы передали привет адвокату Черноусову, то он был ознакомлен с Вашими словами и доводами. Не могу не оставить здесь слова Евгения Арсентьевича Черноусова, проработавшего на протяжении 30 лет (после окончания Высшей следственной школы МВД СССР в г.Волгограде) на различных  должностях в следственных  и оперативных подразделениях в  МВД СССР и России, из них последние десять лет после окончания Академии управления МВД СССР в звании полковника милиции в Главном управлении уголовного розыска МВД и России.
Итак, позиция Черноусова Е. А. «на  нелепую и не подтверждённую какими-либо доказательствами версию исследователя Буянова, утверждающего, что  причиной смерти девяти человек явилась, накрывшая палатку снежная лавина».
Евгений Черноусов: «Этот человек (Буянов), прежде всего, должен уяснить прописные, азбучные  истины. В  течение десятилетий  в СССР и современной России сложилась определенная следственно-судебная практика по раскрытию преступлений, связанных с  насильственной смерти нескольких человек.  В случае обнаружения на месте происшествия трупов людей следователь производил осмотр места происшествия с участием судебно-медицинского эксперта, который  фактически диктовал следователю результаты  осмотра  трупов. Результаты осмотра, проводимого в присутствии не менее двух понятых, оформляются в протокол осмотра места происшествия.
В ходе осмотра прослеживались одни и те типичные ситуации: 1) трупы обнаружены с явными признаками насильственной смерти, причиненной «посторонней рукой», в том числе, с применением огнестрельного или холодного оружия;  2) трупы  обнаружены без явных телесных повреждений при отсутствии видимых травмирующих факторов, но при обстоятельствах, могущих свидетельствовать о насильственном характере наступления смерти; 3) обнаружены трупы с одновременным исчезновением других участников группы, находившихся  с погибшим в обстановке, позволяющей предположить убийство пропавших лиц; 4) обнаружены на месте происшествия части и  фрагменты расчлененных трупов нескольких человек. Каждый из четырёх  перечисленных  случаев, согласно требованиям действовавшего в 1959 году УПК РСФСР, считался поводом для возбуждения уголовного дела по конкретной  статье  Уголовного кодекса, содержащей признаки совершенного в отношении погибших лиц преступления  - убийство. 
В 1959 году уголовное дело можно было возбудить только в случае, если следователь по результатам проведения проверочных действий установит доказательства, свидетельствующие о том, что было совершено в отношении потерпевших преступление, признаки которого содержит одна из  статей  УК РСФСР, вступившего в силу в 1927 году и действовавшего с изменениями и дополнениями  в 1959 году.        
После обнаружения в начале февраля 1959 года на территории Свердловской области на перевале, названным впоследствии «Перевалом Дятлова», пяти трупов туристов, прокурор г. Ивделя Темпалов обязан был указать в постановлении о возбуждении уголовного дела два отличающихся друг от друга повода к возбуждению уголовного дела  по факту убийства двух и более лиц по пункту «в» части первой статьи 136 УК РСФСР (введен в действие  с 1 января 1927 года постановлением ВЦИК от 22 января 1926 года) – убийство, совершенное способом, опасным для жизни многих людей.   Первым поводом для возбуждения уголовного дела был факт обнаружения в ходе осмотра места происшествия пяти трупов туристов без явных телесных повреждений при отсутствии видимых травмирующих факторов, но при обстоятельствах, могущих свидетельствовать о насильственном характере наступления смерти. Таким обстоятельством, на момент принятия решения о возбуждении уголовного, было  скоротечное  спасение бегством из палатки в зимнее время без верхней одежды и обуви девяти человек по причине, которую следователь должен был выяснить в ходе расследования уголовного дела.
Вторым поводом для возбуждения уголовного дела явился факт внезапного исчезновения четырех туристов, местонахождение которых в ходе проведения поисковых мероприятий, не было установлено. При таких обстоятельствах  возбуждается уголовное дело по худшему сценарию - убийство двух и более лиц.
Только в мае 1959 года тела четырёх участников лыжного похода удалось обнаружить после того, как стал таять снег.  Причина  наступления смерти четверых туристов выяснялась по версии следствия якобы в рамках возбужденного уголовного дела посредством вынесения следователем постановления о проведении  судебно-медицинской  экспертизы. Доказательством реального возбуждения уголовного дела является факт регистрации следователем в учётном органе прокуратуры постановления о возбуждении уголовного дела с одновременным получением порядкового номера вновь зарегистрированного уголовного дела. Данный порядковый номер следователем указывается на постановлении о возбуждении уголовного дела, а также на твердой  обложке уголовного дела.  Без порядкового номера уголовное дело не может считаться  таковым.  Также не является уголовным делом, если  в  постановлении о возбуждении не указана  статья Уголовного кодекса, содержащая признаки преступления,  установленные следователем до возбуждения уголовного дела.
В 1959 году прокурор Темпалов не зарегистрировал уголовное дело, о чём свидетельствует отсутствие порядкового номера в постановлении о возбуждении уголовного дела, а также не сослался на статью УК РСФСР 1959 года, содержащую установленную им же признаки совершенного в отношении туристов преступления -  убийства двух и боле лиц. Такие незаконные действия прокурора Темпалова подлежали проверки вышестоящего следственного органа прокуратуры РСФСР на предмет причастности  к совершению преступления  -  превышение должностных полномочий посредством  укрытия от регистрации и учёта, как преступления, так и уголовного дела.
Однако никакой проверки не проводилось, поскольку Темпалов осуществлял указанные манипуляции по указанию  руководства Генеральной прокуратуры СССР. Таким образом,  в 1959 году была создана видимость проведения предварительного следствия с прекращением через три месяца  по надуманным основаниям фиктивного уголовного дела с целью не разглашения государственной тайны, заключающейся в секретном испытании военными летательного аппарата.
Кроме того, в первые же дни нахождения на перевале в 1959 году, у взявшего в своё производство прокурора-криминалиста Свердловской областной прокуратуры так называемое уголовное дело по факту обнаружения в феврале 1959 года в Свердловской области пяти трупов, не было никаких сомнений об отсутствии доказательств, подтверждающих сход снежной лавины на палатку, где находились девять участников лыжного похода. Со слов участвовавшего в поисках тел погибших на перевале туристов и консультировавшего  прокурора-криминалиста Л.Н. Иванова студента УПИ С. Н. Согрина, Лев Иванов, склонялся к версии, как и другие лица, участвующие в поиске пропавших туристов, что произошла техногенная катастрофа при проведении испытаний военными летательного аппарата, приведшая к гибели девяти человек.
Проведенный анализ собранных по делу доказательств позволял следователю выдвинуть близкую к действительности версию о техногенной катастрофе при испытании военными ракеты с поражением, не установленным до настоящего времени ядовитым газообразным веществом участка местности, где, к несчастью, расположились на ночлег девять участников  похода. Что, в конечном итоге,  явилось причиной смерти в короткий промежуток времени всех девяти туристов.
Обращаю внимание на то, что неслучайно в уголовном деле отсутствовали результаты химического и гистологического исследования образцов внутренних органов погибших, которые подверглись воздействию неизвестного ядовитого вещества. Дело в том, что полученный результат проведения вышеуказанных экспертиз не устроил руководителей Генеральной прокуратуры СССР, которые дали указание прокурору Свердловской области, присутствовавшему при вскрытии первых пяти тел погибших туристов, что причиной смерти явилось обморожение.
Если предположить, что к смерти «дятловцев» были причастны сбежавшие заключенные, местные жители или туристов накрыла снежная лавина, то уголовное дело не укрывалось бы от регистрации и учета, расследовалось бы без проволочек и в скором времени были бы установлены все обстоятельства, приведшие к трагедии.
Если бы все вышеуказанные версии были правдоподобными, то не составляло бы большого труда раскрыть преступление и провести объективное расследование с привлечением виновных к уголовной ответственности. В настоящее время известно, что члены следственно-оперативной группы расследованием не занимались. Нельзя было  обнародовать то, что гибель туристов произошла в безлюдном месте в ходе испытания военного оружия. В те годы расследование уголовного дела фактически имитировалось, прокурорами и следователя создавалась  видимость проводимой работы»...

Продолжение. Часть 2: https://arkhipovoleg.livejournal.com/77568.html



Олег Архипов

Вдогонку

Хоть и с опозданием, но всё-таки опубликую некоторые февральские материалы СМИ по теме гибели группы Игоря Дятлова.
Телевизионный сюжет Е
ktb TV о проведённой Конференции в Екатеринбурге (моё интервью с 18:08):



"Получены новые подтверждения техногенной версии гибели группы Дятлова":  https://уральский-рабочий.рф/news/item/27314
"Возможно химическое отправление". Исследователи о находках в деле гибули группы Дятлова: https://ngzt.ru/posts/vozmozhno-himicheskoe-otravlenie-issledovateli-o-nahodkah-v-dele-o-gibeli-gruppy-dyatlova
Никакой тайны гибели нет":  https://www.znak.com/2020-01-31/uchastniki_poiskov_gruppy_dyatlova_sdelali_zayavlenie



 
Олег Архипов

Письма из Ивделя

N.B. Вечером 29 февраля 2020 года завершил работу над текстом документальной книги «Письма из Ивделя», которая будет издана в текущем году под моей авторской рубрикой «Смерть под грифом «Секретно» (3) и посвящена гибели группы Игоря Дятлова. Пять лет работы. Десятки командировок в Екатеринбург и Ивдель. Архивы, свидетели (и таковых нашёл) и постоянный поиск. В итоге - новые документы, воспоминания и неизвестные ранее широкой аудитории фотографии. Данное исследование по объёму ивдельского эксклюзивного материала не знает себе равных (начало подобной работы было заложено в моей монографии о судмедэкспертах) и переходит непосредственно к событиям в Свердловске в 1959 году. Все подробности в анонсе. Книгу планирую издать осенью.     
 
Олег Архипов

Новое расследование. Эфир на ОТВ

Телевизионный эфир на ОТВ (Екатеринбург). Обсуждаем гибель группы Игоря Дятлова и наши новые юридические инициативы по возбуждению со стороны СК РФ нового уголовного дела (и полновесного расследования) по факту гибели свердловских туристов. Со стороны нашей общественной коалиции принимают участие: адвокат Евгений Черноусов (Москва), участник поисковых работ и консультант следствия в 1959 году – Сергей Согрин (Краснодарский край), писатель и исследователь Олег Архипов (Тюмень).

https://www.obltv.ru/broadcasting/programs/308481-sobytiya_itogi_dnya/releases/406979-rassledovanie_gibeli_gruppy_dyatlova/
Олег Архипов

Пресс-конференция в ИТАР-ТАСС

Представляю вашему вниманию видеозапись пресс-конференции в ИТАР-ТАСС участников нашей общественной коалиции. Тема: юридические инициативы по возбуждению со стороны СК РФ нового уголовного дела (и полновесного расследования) по факту гибели группы И.Дятлова.  В пресс-конференции принимают участие: адвокат Евгений Черноусов (Москва), участник поисковых работ в 1959 году – Сергей Согрин (Краснодарский край), писатель и исследователь Олег Архипов (Тюмень), президент общественного Фонда «Памяти группы Дятлова» Юрий Кунцевич (Екатеринбург), сестра Игоря Дятлова – Татьяна Перминова (Первоуральск), участник поисковых работ в 1959 году – академик Пётр Бартоломей (Екатеринбург) и исследователь Сергей Фадеев (Пермский край). Екатеринбург, 31 января 2020 г.

Олег Архипов

Телевизионный эфир

Программа Ektb TV «Сумма мнений» от 30 января 2020 года. Тема: «Перевал Дятлова. Новая надежда накануне годовщины». Ведущая: журналист Ольга Павлова. Гости в студии: адвокат Евгений Черноусов (Москва), участник поисковых работ в 1959 году – Сергей Согрин (Краснодарский край), писатель и исследователь Олег Архипов (Тюмень), выступающие с юридической инициативой о возбуждении со стороны СК РФ нового уголовного дела (и полновесного расследования) по факту гибели группы И.Дятлова.

Олег Архипов

Круглый стол в Екатеринбурге

Представляю вашему вниманию видеозапись моего выступления на Круглом столе, посвящённом нашим юридическим инициативам по поводу возбуждения нового уголовного дела (не проверки) по факту гибели туристской группы Игоря Дятлова в 1959 году. Мероприятие прошло 20 декабря 2019 года в музее истории УрФУ (главном корпусе УПИ).

 1 часть: https://vk.com/id21471504?z=video21471504_456239023%2F4f78cbb67f2f6f80da%2Fpl_wall_21471504
 2 часть: https://vk.com/id21471504?z=video21471504_456239026%2F4ddad457aef8e5416c%2Fpl_wall_21471504
Полный видеоотчёт о проведённом мероприятии: https://vk.com/videos27607789?section=album_1

СМИ о Круглом столе: https://www.nakanune.ru/news/2019/12/20/22561327/
И в качестве небольшого анонса заметка о предстоящей пресс-конференции в Екатеринбурге: https://www.nakanune.ru/news/2020/01/16/22562884/