arkhipovoleg (arkhipovoleg) wrote,
arkhipovoleg
arkhipovoleg

Categories:

Фундаментальный «прочнизм» заблуждений. Часть 2

Представляю вашему вниманию мой ответ на отзыв Е.В. Буянова по поводу книги С.Н. Согрина «Перевал Дятлова. О чём рассказали следы…». Отмечу сразу, что текст довольно объёмный и с ним будет интересно детально ознакомиться, прежде всего, персонам, которые интересуются гибелью группы Игоря Дятлова.
Рецензия Евгения Буянова на упомянутую книгу С.Н. Согрина: http://www.mountain.ru/article/article_display1.php?article_id=9256




Олег Архипов

Фундаментальный «прочнизм» заблуждений
Ответ на отзыв Е.В. Буянова по книге С.Н. Согрина «Перевал Дятлова. О чём рассказали следы…»

Продолжение. Часть 2. Начало:  https://arkhipovoleg.livejournal.com/77479.html


Евгений Буянов: «И Согрин, на мой взгляд, напрасно расхваливает и Архипова, и Варсеговых за их «титаническую работу», - они ничего толком не выяснили, а только «навели тумана» на события трагедии (впрочем, Согрин и ругает «Комсомольскую правду» в статье о «диванных версиях»). У них нет ни чёткой версии событий, ни доказательств её достоверности. Они роются в разных мелких фактах и недостоверных «версиях», пытаясь найти хоть один факт в пользу «криминала», - преимущественно, «криминала и нарушений властей», но не могут ничего найти. Они не умеют правильно проверять факты, выдавая непроверенные факты за «истину» и делая из них сенсацию, которая при проверке оказывается недостоверной. И они не могут увидеть крупные и важные факты, указывающие на достоверные причины трагедии, - их кругозор ограничен только криминалом…»

Олег Архипов: Замечательно. Вне всяких сомнений, Сергею Николаевичу, конечно, надо было бы проконсультироваться у Буянова по поводу положительных оценок определённым персонам… Но вопрос не в этом. Евгений Вадимович, будьте любезны, указать источник, страницу, либо минуту в хронометраже моего телевизионного выступления или видеоинтервью, в ходе которого бы я говорил о своей приверженности криминальным версиям. Везде, всегда и всюду я говорил и писал о том, что следов криминального воздействия на туристов не имеется. Поэтому, дорогой питерский друг, жду от Вас ссылку. В противном случае, вынужден буду в отношении Вашей персоны дать более конкретную оценку.

Евгений Буянов: «А Архипов «ходит вокруг да около» событий трагедии, исследуя биографии врачей, следователей и ещё каких-то второстепенных людей, практически не связанных прямо с событиями гибели группы Дятлова. Это – характерные поиски конспирологических причин (заговора, преступления и сокрытия улик) наподобие исследований «причастности» тех или иных людей к преступлению или к сокрытию улик. Именно Варсеговы (Наталья и Николай) и Олег Архипов – напускают «туман» на события трагедии и дезориентируют людей, не давая конкретных ответов. Если они не разобрались ни в чём сами, - чего они пытаются объяснить другим? Я вижу, что они постоянно используют непроверенные и просто ложные факты для своих статей и выступлений. Они работают с негодным материалом без понимания сути событий для создания мнимых «сенсаций» и утверждения «значимости» своих исследований…»

Олег Архипов: Буянов так ничего и не понял. Впрочем, неудивительно. Только человек, с крайне ограниченным пониманием приоритетности поставленных задач может не постесняться «сморозить» подобное вслух. Попытаюсь объяснить. Правда, фанатики не слышат. Но ничего. Сделаю это для понимания других людей…
Итак, есть две стороны медали. С одной стороны – наш общий друг, который яростно и неумолимо стремиться загнать общество в свой придуманный «сугроб» и сделать так, чтобы оно не дышало, не выглядывало из него и даже не пыталось анализировать и думать. Это же лишнее… А уж попытка искать и найти – равнозначна смертному приговору. Ведь придумана, притянута за уши версия. И Буянов гвоздями тщательно вбивает на ней слово «истина». И не беда, что буквы крошатся, кровоточат и ломаются. Он усиливает удары молотком. Берёт затем более тяжёлый молот и двумя руками наносит ещё более сокрушимые удары, задевая собственные ноги. Но нет времени кричать от боли, надо закусить губу и дальше вбивать «правду» этим конспирологам и «заблуждающимся». Надо бороться с их заблуждениями…надо…
Довольно. Надорвётесь, Евгений Вадимович. Люди с умственным развитием не на уровне морской свинки понимают разницу между мультиком и реальной жизнью. Между картинкой и внутренними правилами системы. А для того чтобы построить фактологический фундамент и сделать выводы необходимы поисковые и исследовательские действия. Надо знать правила системы, условия, в которых работали, к примеру, судмедэксперты и уровень практической судебно-медицинской службы конца пятидесятых годов. Следует работать с ветеранами органов прокуратуры и построчно разбирать т.н. «Уголовное дело без номера», которое большинство экспертов,   не числясь на день сегодняшний в «системе» (т.е. не будучи ангажированным), не признает за полноценное уголовное дело. И для полноты картины необходимо знать биографии лиц, сопричастных к следственным действиям в 1959 году. А как Вы хотели? Ах, да. Чтобы Вам подносили гвозди и поверили в сугроб…
И в итоге появилась моя монография «Судмедэксперты в Деле группы Дятлова» с положительной оценкой содержательной части среди профессионального сообщества (подчёркивая это красным маркером) судебно-медицинских экспертов и экспертов-криминалистов.
Да, действительно, я крайне скрупулёзно подхожу к сбору материала. 4 февраля текущего года я вернулся из 50-й по счёту командировки в Екатеринбург. В Ивдель у меня подобных исследовательских командировок – 10. И максимально ответственно подхожу к поиску, сбору и аналитике любого собранного материала. В особенности – документального. О рукописной записке прокурора Темпалова речь пойдёт далее. Потому как Вам следует кое-что «разжевать» более подробно.
Я как-то анализировал Ваши комментарии по поводу ивдельских особенностей на сайте, где Вы обустроили себе удобный «сугробик». И рассуждаете по поводу ивдельских и вижайских моментов, проявляя потрясающее незнание сути обсуждаемого вопроса. Но возразить Вам не могут или не хотят вследствие отсутствия знаний по этим вопросам. Если бы Вы работали в ивдельских архивах, то не делали бы элементарнейших ошибок. Удивительно, но человек, который всех поучает, бесконечно нудит и прыгает на трибуне критицизма сам является обыкновенным профаном. Он делает ошибки даже при написании фамилий (Георгий Владимирович Ганц, а не Ганс. В 2014 году во второй части «Смерть под грифом «Секретно» опубликовал его документы).
И который раз говорю Вам, не пишите больше, что Возрождённый работал патологоанатомом в СОБСМЭ. В областном Бюро не работали патологоанатомы. Исключение составляли совместители в малых городах области. Ещё в 2014 году я опубликовал данные из трудовой книжки Бориса Алексеевича. В 1959 году он трудился в должности судмедэксперта г.Свердловска (приказ №31 от 19 августа 1954 г).
Далее. К примеру, Вы совершенно ошибочно в своей книге издания 2011 года заявляете, что в Ивдельлаге было 8 отделений. Это не так. Поднимите приказы. На 1959 год их было пять! И соответственно в каждом были свои ИТК, вот это верно. И это помимо отдельных колоний и пересылки. В моей новой книге «Письма из Ивделя», а также в монографии «Судмедэксперты в Деле группы Дятлова» на основе указанных документальных источников дана реальная картина. Читайте Архипова с документальными источниками, а не Буянова, который работает с непроверенной информацией.
В этой истории ключевую роль играли люди, сопричастные к следственным действиям. И для более полного понимания картины необходимо знать внутренние правила именно той системы. Это к вопросу о выводах. Для Евгения Вадимовича, по-видимому, удобнее проводить время в его версионном «сугробе», лишь изредка показываться на поверхность, чтобы в очередной раз всех «заклеймить» и объявить о несостоятельности любых доводов и свидетельств. Право, но уже можно говорить о «буяновщине» как уникальном явлении…

Евгений Буянов: «Выступали: Кунцевич Ю.К, Согрин С.Н., Будрин А.Д., Фадеев. С., О.Архипов, Мария Григорьевна…»

Олег Архипов: Вы (Буянов) даже в таком малом фрагменте не можете обойтись без ошибок. Порядок выступлений на Конференции-2020 был следующим: Кунцевич Ю.К., Архипов О.Н., Согрин С.Н., Будрин А.Д., Фадеев С.А. и т.д.
Прекрасно отдаю себе отчёт в том, что вызываю у Вас «изжогу». Ничего страшного. Идёт настоящая борьба. Наберитесь терпения, друг мой!
По поводу лавинных «особенностей» и связанных с ними моментов останавливаться здесь не буду, т.к. уделяю этому внимание на страницах своей новой книги «Письма из Ивделя». Хотя на некоторые моменты не могу не обратить внимание.

Евгений Буянов: «Наличие у группы двух курток и пяти предметов обуви показывает, что раскопка палатки велась, но через слой плотного снега достать отдельные вещи удалось только через дыры в палатке, - ткань палатки тоже мешала извлечению вещей из-под слоя снега. Раскопки голыми руками были очень трудными, а опасность быстрой гибели группы от холода и ветра, - очень серьёзной. Особенно это касалось раненых участников. Незащищённые руки у всех (и особенно у тех, кто раскапывал палатку) уже схватывало холодом, и при дальнейших раскопках они могли быстро отказать, а без рук – быстрая гибель. Раскопки могли быть затруднены тем, что ветер сгонял на палатку вышележащие куски «снежной доски, уничтожая результаты раскопки…»

Олег Архипов: Зачем же всё доставать руками? Можно распинать этот снег ногами. Как коренной сибиряк могу сказать, что так и делалось во многих случаях. Мы никогда не трогали снег руками. Но в вашей «теории» опытные туристы уходят вниз. А потом возвращаются поодиночке к палатке. Видимо, доделать ту работу, с которой не справились ранее. И где, спрашивается, тот мощный пласт снега, который сошёл на палатку? К моменту обнаружения палатки – вниз по склону «убежал»? 
Ваши рассуждения и выводы о местоположении трупов последней четвёрки мало убедительны. Они были найдены в шести метрах от т.н. настила. Вы предлагаете в своей книге «решение» - трупы сползли при таянии снега. При этом одежда туристов осталась удивительным образом на месте. Только в постановлении о прекращении дела странным образом «сплывает» т.н. нож Кривонищенко. Экспертизы по части срезов на ельнике не проводились. Хотя в СНИКЛ были обязаны отправить концы срезанных деревьев. Кстати, и в СНИКЛ я тоже к своему огромному удовольствию поработал.
Фотографии, находящиеся в «УД без номера» удивительнейшим образом сделаны не по правилам судебной фотографии. Об этом мне прямо сказали ветераны органов прокуратуры, которые в своё время работали прокурорами-криминалистами. Я изучал архивные дела той поры. Подход был очень детализированный и серьёзный. И даже в фотоматериалах более ранних по временному периоду УД снимки и таблицы отличались профессионализмом.
Хорошо, не будем говорить о Василии Ивановиче, вспомним Льва Никитича. Он же был прокурор-криминалист, а значит – наставник. Он просто не мог пройти мимо таких вопиющих нарушений. По части деятельности прокуроров-криминалистов в моей книге «Прокуратура Тюменской области. 75 лет служения Отечеству и Закону» (издательство «Вектор Бук», Тюмень, 2019) отведена отдельная глава. Более полугода я работал в архиве областной прокуратуры, друг мой. И на основе сугубо документальных источников имею объективные представления о деятельности прокуратуры в пятидесятые годы.
И ведь Вы не отрицаете, что представители группы Шумкова-Владимирова наблюдали полёт сигнальной ракеты (что уже не может не радовать)? О дате пока говорить не будем. Группа Дятлова на тот момент уже погибла. Тогда, в таком случае, кто запускал эти сигнальные огни и для кого? Только не говорите про охотников. Может, трупы дятловцев уже были обнаружены? Добавлю, что на 1959 год ракетниц в свободной продаже не было.
Вы говорите о «ракетных обломках». Условно говоря, что ракетные обломки никто и никогда не собирал, поэтому в случае причастности ракеты к гибели туристов эти обломки в большом количестве должны были находиться на месте происшествия.
Но имелась нормативная база, и даже существовал на сей счет документ. Речь идёт (к примеру) о приказе Министра обороны СССР «Об усилении режима и охраны секретности в ракетных учреждениях и воинских частях» № 172 от 02.08.1957. В ч. 2 п. 5 которого содержалось указание: «во время испытаний и учебных стрельб принимать немедленные меры к установлению мест падения остатков от ракетного и реактивного вооружения, их своевременному сбору, охране и доставке в места, отведенные для их хранения». Сейчас этот приказ, ранее имевший гриф «Совершенно секретно», рассекречен и опубликован. Но, разумеется, в 1959 году он имел секретный характер, и все мероприятия по его исполнению также. Так что обломков на месте происшествия быть просто не должно…

Евгений Буянов: «СМЭ подтвердил выводы Корнева о возможности самостоятельного перемещения раненых Дубининой и Золотарёва с полученными ими травмами и подтвердил, что, по всем признакам, травмы были получены в палатке, а не где-то внизу. Травмы были получены в результате компрессионного сдавливания Дубининой и Золотарёва (травмы рёбер) и силового воздействия тупых и твёрдых предметов – в случае черепных травм Тибо и Слободина…»

Олег Архипов: Возрождённый не указал состояние концов и краёв повреждений, в том числе, и посмертных дефектов. Определённый промежуток времени Людмила Дубинина могла двигаться сама. Но подобные активные действия ограничивались минутами: по мере нарастания кровопотери эта способность утрачивалась. Однозначно высказаться о травматических причинах смерти Дубининой нельзя. В актах СМЭ не отображено смещение рёбер у пострадавшей.
У Люды Дубининой Возрождённый нашёл кровоизлияние на передней поверхности сердца и трактует его как ушиб. Труп гнилостно изменён и пролежал большое количество времени в талом снегу, и, в таком случае, могло сохраниться кровоизлияние в области переломов рёбер. У Ганца и Возрождённого нет никаких описаний. Если бы это было прижизненное кровоизлияние, то при той же покраске по Перлсу произошло высвобождение железа. Т.е. при покраске на железо могло быть голубое покрашивание. Вот тогда это дало было бы возможность говорить о прижизненных кровоизлияниях. А при таких условиях неизвестно почему изменённый в окраске миокард Борис Алексеевич трактует как ушиб сердца. Причём, констатирует, что это сделано рукояткой грудины. Если переломы прямые, то это возможно. Но, если конструкционные (непрямые), тогда это невозможно.
Трудно сказать каков был профессиональный уровень Бориса Алексеевича Возрождённого на 1959 год. Опыт на обсуждаемый нами период у Возрождённого и Ганца был не великий – 5 лет. В дальнейшем, они зарекомендовали себя как серьёзные специалисты. В случае объективного внимания на уровень судебной медицины пятидесятых, хотелось бы отметить, что изданные к тому времени труды по травматологии под редакцией В.В. Гориневской были и в более поздние годы настольной книгой для специалистов. Борис Алексеевич по ряду только ему известных причин не указал состояние концов и краёв повреждений, в том числе, и посмертных дефектов. Морфологические особенности не отмечены. Сейчас практически невозможно в точности дать им объективную оценку.
Ни у Дубининой, ни у Золотарёва, понять нельзя, что там, в действительности, произошло. У той же Гориневской (настольная книга на тот момент Возрождённого) показана схема образования прямого и непрямого перелома рёбер. Если рассечь межрёберные мышцы и обломки проваливаются вниз в полость грудной клетки, то, скорее всего, имеет место непрямой перелом – сгибательный. А прямой перелом он разгибательный. Т.е. рёбра и обломки рёбер будут легко поворачиваться наружу.
Травма Тибо по-своему уникальна. Образование дефекта произошло следующим образом. Обломки черепа провалились в мозг и должны были находиться на твёрдой мозговой оболочке. Чтобы их обнаружить, нужно было гнилостное мозговое вещество прощупать руками. Возрождённый не стал этого делать. Причина травмы Тибо-Бриньоля – ударное воздействие тупым твёрдым предметом с преобладающей широкой контактной поверхностью, либо удар о подобную контактную поверхность. 
Как видно из акта СМЭ кожные покровы в области перелома костей свода черепа не повреждены, поэтому костные фрагменты, которые выкрошились и образовали дефект костной ткани округлой формы должны были прилегать к кожно-мышечному лоскуту головы с внутренней поверхности, либо находиться в полости черепа на неповреждённой твёрдой мозговой оболочке. Упоминаний о повреждении твёрдой мозговой оболочки в актах СМЭ не имеется.
Травма Рустема Слободина: посмертное растрескивание в результате воздействия низкой температуры. По швам и где началось лопаться, разошёлся теменно-височный шов с двух сторон. И с одной стороны по направлению к продольному шву отходит линейная трещина от распора костной ткани изнутри (промерзание головного мозга). См. результаты (акты) проведённых в СОБСМЭ комиссионных СМЭ в период с 21.01.2000 г. по 15.02.2000 г. на основании постановления зам. начальника отдела прокуратуры Свердловской области по надзору за расследованием особо важных дел и ОРД Чупина Ю.В.
Это экспертизы № 8,9,10,11 в отношении потерпевших Дубининой, Золотарёва, Слободина, Тибо-Бриньоль. Судебно-медицинская экспертная комиссия (под руководством Г.А.Вишневского, с которым я немало консультировался) провела экспертизы по материалам прекращённого уголовного дела. Данные акты были получены мной в декабре 2014 (обнаружены в СОБСМЭ в октябре 2014 г.) и опубликованы в монографии «Судмедэксперты в Деле группы Дятлова» в начале 2015 года. Указанную монографию рекомендую Вам прочесть из-за эксклюзивного материала, наработанного мною в Ивделе и во время работы в СОБСМЭ. Помимо этого, главным моим консультантом являлся Н.Б.Гаврилов (стаж работы в танатологическом отделении Бюро – 46 лет), работавший вместе с Б.А.Возрождённым и Г.В.Ганцем. Профессиональные судебные медики положительно отзываются о данной монографии…
      Теперь о главном. Раз Вы не в состоянии связать разные обстоятельства и все они у Вас в итоге приходят к сугробу, то на бумаге для читателей попытаюсь популярно объяснить, что сейчас происходит.
Началом конца т.н. «дятловедения» послужила моя находка рукописной записки прокурора г.Ивделя В.И. Темпалова от 15 февраля 1959 года. Вряд ли бы состоялась прокурорская проверка, если бы не этот документ. Об этом говорил и бывший представитель Генеральной прокуратуры А.Куренной, а также и теперь уже бывший начальник управления по надзору за исполнением федерального законодательства прокуратуры Свердловской области советник юстиции А.В. Курьяков во время состоявшегося 4 февраля 2019 года брифинга с журналистами в Екатеринбурге. Курьяков (не Кирьяков, как Вы местами пишите) назвал этот документ – «очень сильным аргументом».
Появление данной записки и её публикация на страницах «Комсомольской правды» вызвало огромный общественной резонанс. Раздавались вопли, крики и даже обвинения меня в фальсификации, пока не были размещены итоги почерковедческой экспертизы и научно-технической экспертизы, которые были проведены в сентябре 2018 года в Уральском региональном центре судебной экспертизы (бывшая Свердловская НИКЛ, где в апреле 1959 года Г.Е. Чуркина проводила исследования палатки).
Крики идут со стороны «деятелей», водрузивших «флажок» своих версий на весьма зыбком «материале». И, разумеется, появление новых документов (этот великолепный сюжет ещё впереди) приводят к истерике персонажей, которые не хотят оставаться в истории подобно Николаю Антоновичу Татаринову.
     Я никогда не отстаивал ту или иную версию. Я искал, разбирался и снова искал. Без опоры на версию. Считал и считаю, что не все документы, связанные с гибелью группы Дятлова открыты. И один такой документ привёл, так или иначе, к прокурорской проверке.
Представитель прокуратуры озвучил мнение по поводу даты в записке. И это дата – якобы апрельская. Архив Владимира Коротаева я получил в 2016 году. Фотоскан записки был опубликован в 2018. Всё это время, работая в Ивделе, я искал подтверждение или опровержение даты, исходя из документальных данных по Реебу.  И журналисты КП также не смогли найти однозначного ответа. Лишь представители областной прокуратуры на брифинге озвучили источник, из которого они сделали свой вывод. Документ не был опубликован. Приговор Адаму Ивановичу Реебу также не был продемонстрирован. А Вы что проверяли Буянов, сидя в своём сугробе?
Если исходить из «апрельских тезисов», то получается совершенно не реальная картина. Допрос начальника 8-го отделения Ивдельлага З.Г. Хакимова о переносе контрольного срока возвращения группы Дятлова в середине апреле был совершенно не нужен, т.к. об этом аспекте говорилось в докладной московских мастеров, датированной мартом месяцем. Протокола допроса Закия Хакимова в «УД без номера» не имеется. И что за зам. прокурора приезжал в апреле в Свердловск? Ураков приезжал позднее. Пока никто не ответит на это вопрос. И Вы вновь чувствуете себя в укромном сугробе достаточно уютно. Но только пока, мой дорогой друг…
Очень многим выгодно, чтобы прокурор Темпалов в 1959 году ошибся. «УД без номера» - просто юридический «бенефис» Темпалова. Василий Темпалов был допрошен в качестве свидетеля 18 апреля 1959 года (л.д.309-312). И согласно законоположению УПК после этого должен был "выбыть" из числа лиц, производящих расследование этого дела. Это законоположение было отражено в ст.122 УПК РСФСР 1923 г., которая отсылает к основаниям, исключающих участие в деле следователя, если тот принимал участие в этом деле в качестве свидетеля (ст.43, 45). Невыполнение этого требования - серьезное нарушение, влекущее далеко идущие последствия. И это известный юридический нюанс.
При этом 6 мая 1959 года Василий Иванович Темпалов проводит на местности осмотр обнаруженных трупов (последняя четвёрка) и составляет протокол. Любопытно, но подобное нарушение требований УПК остается "незамеченным" (и безнаказанным), несмотря на то, что дело побывало в прокуратуре РСФСР и Прокуратуре СССР…
По записке прокурора Темпалова последнее слово будет за следователями СК РФ. Но сегодня можно сказать только одно. Записка сыграла свою ключевую роль. Была начата прокурорская проверка, которая, правда, по-видимому, завершилась ничем. До сих пор её итоги и результаты не были озвучены. Вы, Евгений Вадимович, в письма от 24 марта назвали записку «злосчастной». Выглядывая из Вашего сугроба она, действительно, кажется «злосчастной». Именно с неё очень многое и началось…
Если бы не юридические инициативы и действия, которые ведёт наша общественная коалиция во главе с адвокатом Евгением Черноусовым, то результаты, скорее всего, уже были бы озвучены. И опять же, скорее всего, всё было бы списано   на природные явления с одновременным необоснованным обвинением участников похода в халатности и ошибках.
     Но активная часть гражданского общества против «назначения» «дежурной» и удобной для некоторых лиц версии гибели туристов в 1959 году. А сейчас, Буянов, сугроб растаял, превратившись в холодные слёзы «неразделённой любви». Не будет никакой лавины. Не рассчитывайте. Лавина скончалась. Умерла.
  В нашу общественную коалицию входят: Е.А. Черноусов, С.Н. Согрин, П.И. Бартоломей, О.Н. Архипов, Ю.К. Кунцевич, Т.А. Перминова (Дятлова) и другие неравнодушные и инициативные люди. Мы выступаем с гражданской инициативой о возбуждении нового уголовного дела по факту гибели группы Дятлова. Впервые на общественной платформе объединились родственники погибших ребят (у адвоката Черноусова доверенность на представление их интересов), участники поисковых работ 1959 года, друзья и товарищи дятловцев, активисты Фонда «Памяти группы Дятлова», исследователи. Только в рамках нового уголовного дела можно провести ряд экспертиз, включая судебно-медицинские исследования (после эксгумации) в стенах лабораторий СОБСМЭ, а также историко-архивные экспертизы. В этом заключается наша принципиальная позиция, и мы не сдадимся.
  Помимо этого мы добились прекращения съёмок телевизионных шоу-программ, лишь косвенно посвящённых тематике и транслирующихся на первом и втором каналах. Наша работа ведётся практически в постоянном режиме и впереди новые шаги. 

Евгений Буянов: «Добиваться нового возбуждения «Дела» с поиском улик неизвестно где – бесполезно. Никто не позволит рыться в секретных архивах, - такие действия в ФСБ всегда воспримут, как попытку «взлома» хранилища секретной информации. В одном из писем «для полноты картины» проверки я предложил прокуратуре СО отправить запрос в архивы ФСБ о наличии какой-либо информации о событиях трагедии группы Дятлова, - чтобы успокоить сторонников «техногена» и «происков спецслужб». Ответ оттуда, скорее всего, будет отрицательным. Там, в «архивах» могут быть какие-то отдельные документы о «пресечении слухов» насчёт наблюдений испытаний ядерного и ракетного оружия, которые имели место и о действиях властей, но не более того. Никакого «другого дела» там нет – параллельные расследования не велись…»

Олег Архипов: Вот так вот. Не больше и не меньше. Буянов и по части секретного делопроизводства тоже «специалист-прочнист». Не надо «взламывать» хранилища секретной информации, говорит Евгений Буянов. Не следует. Зачем вам всё это? Примите мою версию. И всё. Жить будет проще. И веселее. В сугробе хорошо. «Истина конкретна».
Отправить запрос в РУ ФСБ о наличии информации? Чтобы успокоить. Угу…
Как человек, работавший долгое время с административными и силовыми органами прекрасно знаю - какой ответ придёт. Любой, кроме содержащего объективную информацию. Зачем манипулировать сознанием и передёргивать такие явные моменты? И вот только не надо предположений в стиле писателя-фантаста об «отдельных документах о пресечении слухов…»
Ваше подчеркивание «союзников» поистине умиляет. Особенно про С.Я. Шкрябача, который в своих, подчеркну особо, не официальных выводах, наделал массу фактологических ошибок. Совершенно понятен этот ход. Но, уверяю Вас, при официальном ходе расследования со стороны СК РФ будет дан совершенно иной «расклад» и прочтение отдельных моментов дятловской трагедии, скорее всего, будет сильно отличаться от мнения упомянутого в данном случае эксперта (исследователя), а не официального лица.   
Сколько угодно Буянов может кричать, выражаясь драматическим языком, голосом «комической старухи» о заблуждениях, «правде и неправде», о сугробе и учить всех материальной части, в большинстве направлений, в которых он ничего не смыслит, а только проявляет поразительную невосприимчивость и самую настоящую «твердолобость» (увы, по другому и не скажешь), столь необходимую для защиты собственной версии. В этом, по-видимому, и заключается «прочнизм» Евгения Буянова. Он демонстрирует его годами. Везде и всюду. Повсеместно.
Евгений Вадимович, мы прекрасно понимаем, с какого уровня задачей мы сталкиваемся. Но мы идём вперёд и будет идти далее несмотря ни на что. Нами движет острое желание дойти до истины в этом вопросе. Ради погибших ребят, ради их памяти. Мы не играем, не выигрываем или проигрываем, не отстаиваем, мы боремся. И намерены продолжать свою борьбу.
И поэтому я завершу данный обзор лозунгом, который привёл на странице одной из своих книг ещё в 2013 году:

                                                      Группа Дятлова – Навсегда!
   



                  
Tags: 1959, 2020, Евгений Буянов, Евгений Черноусов, Екатеринбург, Ивдель, СНИКЛ, СОБСМЭ, Свердловск, Сергей Согрин, гибель группы Дятлова, заметка, книга "Перевал Дятлова. О чём рассказали, корреспонденция, криминалистика, обмен мнениями, общественная коалиция, ответ на отзыв, ответ на рецензию, перевал Дятлова, перевал имени группы И.Дятлова, письма
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Фундаментальный «прочнизм» заблуждений

    Представляю вашему вниманию мой ответ на отзыв Е.В. Буянова по поводу книги С.Н. Согрина «Перевал Дятлова. О чём рассказали…

  • Вдогонку

    Хоть и с опозданием, но всё-таки опубликую некоторые февральские материалы СМИ по теме гибели группы Игоря Дятлова. Телевизионный сюжет Е ktb TV о…

  • Письма из Ивделя

    N . B . Вечером 29 февраля 2020 года завершил работу над текстом документальной книги «Письма из Ивделя», которая будет издана в текущем…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments